August 14th, 2020

Малоархангельские библиотеки

Малоархангельск купеческий

Малоархангельск купеческий или Как малоархангельские однодворцы, ямщики и экономические крестьяне получили возможность стать купцами.


Князь Александр Александрович Прозоровский был назначен генерал-губернатором вновь образованного Орловского и Курского генерал-губернаторства в соответствии с указом Екатерины II в июле 1781 г. В этом году, 235 лет назад, Малоархангельску был конфирмован герб. Новый генерал-губернатор был очень суровым человеком, большим поклонником Фридриха Великого. После знакомства с вверенным ему хозяйством, князь Прозоровский был удручен тем, что "новоустановленные" на основании учреждения Орловского наместничества города: Малоархангельск, Лугань, Дешкин не имеют «никакого вида, от простого села отличного». Оживить эти города и доставить им «цветущую участь», по замыслу генерал-губернатора могло бы развитие торговли – «купеческих промыслов, и себе, и другим пользы и выгоды доставляющих». Князь приказывает наместническому правлению составить реестр на всех, кто желает вступить в купечество, и представить ему, особо отмечая при этом, что «дозволение сие простирается единственно до новых городов»1. Таким образом, предприимчивые малоархангельские однодворцы, ямщики и экономические крестьяне получили возможность изменить сословную принадлежность.


В городе стала развиваться торговля пенькой, хлебом, кожами и салом, открывались полукустарные предприятия – пенькотрепальный, крупорушный, салотопенный заводы, также «разного скота заводы, наипаче конские»2. В уезде широко развивались гончарное, бондарное, столярное, кузнечное и другие ремёсла. Дважды в неделю, по пятницам и понедельникам, бывали базары, а в уезде «частые в году ярмарки».
К середине XIX века около 20 семейств малоархангельских купцов постоянно упоминаются в документах. Это Тихоновы, Никулины, Волковы, Головановы, Деевы, Захарьевы, Коньковы, Крыловы, Макаровы, Осминины, Пономарёвы, Свиридовы, Христоповы...


Краеведу Александру Полынкину удалось найти интересные записи в метрических книгах Вознесенского собора за 1844-1846 гг. , где «упомянуто достаточно большое количество купцов и их родственников, поскольку само звание «купец» относилось только к главе семейства, а остальные его члены были — купеческими жёнами, детьми, внуками, братьями, племянниками, невестками». Так, несколько раз за эти годы упомянуты представители рода Захарьевых. У купца Константина Константиновича Захарьева и его жены Татьяны Ивановны в 1844 году рождается дочь Мария, в том же году умершая, а в 1845 году, 15 июня – сын Иван. «Купеческий брат Захарий Константинов Захарьев, православного вероисповедания, 24 лет, первым браком, взял в жёны 22 октября 1845 года города Кром мещанскую девицу Анастасию Григорьеву Михайлову, 21 года, православного исповедания. Поручители — по жениху: купец Константин Константинович Захарьев и купеческий брат Пётр Константинов Захарьев; по невесте: мещанин Митрофан Ефимов Воскресенский и купеческий сын Василий Иванов Никулин»3.


Collapse )

Малоархангельские библиотеки

16 Литовская дивизия

Моня Цацкес и его реальные однополчане

Из литературных героев, "прошедших" по малоархангельской земле в двадцатом веке, Моня Цацкес, пожалуй, самый известный в России и за рубежом. Этого трогательного смышлёного и хитроватого персонажа часто сравнивают со Швейком.


Трагикомическую повесть "Моня Цацкес - знаменосец" написал Эфраим Севела, создатель таких популярных фильмов о Великой Отечественной войне, как "Годен к нестроевой" и "Крепкий орешек".

Севела (настоящее имя - Ефим Драбкин), родился в белорусском городе Бобруйске в семье кадрового офицера. С первых минут войны отец писателя оказался на фронте; поезд, в котором ехали Ефим, его мать и сестрёнка разбомбили немецкие лётчики. Тринадцатилетний подросток из благополучной еврейской семьи остался один и долго скитался по дорогам войны. Осенью 43-го его подобрала бригада противотанковой артиллерии Резерва Главного командования. "Сыном полка" Ефим Драбкин прошел с бригадой весь её боевой путь - через Беларусь, Польшу, Германию. Был награждён медалью "За отвагу".

В "Автобиографии" Эфраим Севела пишет: "Полковник - ах, какой был колоритный мужик! - полюбил меня. Он был одинок (немцы расстреляли жену и единственную дочь), хотел усыновить меня и отвезти учиться в МГУ. Не довелось. За две недели до окончания войны его смертельно ранило осколком немецкой гранаты. Последние его слова были обращены ко мне: "... Сынок, а в университет поедешь без меня..." Полковник Крушельницкий и другие армейские сослуживцы стали прототипами персонажей моих книг о войне. В их числе - моя самая любимая "Моня Цацкес - знаменосец".

Герои повести служили в 16-й Литовской дивизии. Эта, вполне реальная дивизия, с февраля по июль 1943 года дислоцировалась на территории Малоархангельского района Курской области.

Формировалась 16 Литовская стрелковая дивизия из годных к военной службе беженцев из Литовской СССР, а также литовцев, проживавших в других республиках СССР. Так как в 41-м, еще до прихода фашистов литовская полиция и даже значительная часть крестьянства грабили и убивали евреев, в Литовской дивизии оказалось очень много беженцев из этого народа. Большая часть солдат дивизии русский язык знали очень плохо, в некоторых полках говорили только на идиш и иврите, или по-литовски. С незнанием русского языка связано много трагикомических эпизодов повести Эфраима Севелы. Ветераны вспоминали, что бывали случаи, когда приказы и переклички шли только на идиш, а перед выходом из толстовской Ясной Поляны на марш, в большом клубе на собрании солдат и офицеров 249-го стрелкового полка, за исключением начальника политотдела, все ораторы говорили на идиш.

Длительное время дивизию держали на обучении - более трети бойцов вообще не имели какой-либо военной подготовки. В феврале 1943 года армия перешла в наступление в направлении Малоархангельска. Очень тяжелым был зимний переход из-под Тулы походным порядком через Чернь, Русский Брод и Дросково. Отставали орудия крупного калибра, подводы с боеприпасами и продовольствием. Измотанная дивизия в ночь на 19 февраля сосредоточилась на участке Экономичное, Егорьевка, Вольный Труд, Никитовка. Почти сразу после прибытия на боевой участок, пришлось вступить в сражение возле деревни Алексеевка (ныне Покровский район). После тяжелого боя выжившим бойцам негде было отдохнуть и высушить одежду - деревни были сожжены немцами. Уставшие солдаты падали на февральский снег, немногим удалось согреться в алексеевской церкви...

Collapse )